БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
СЕРЕДИНА XXI ВЕКА: ЗАГАДКА СИНГУЛЯРНОСТИ
А.П. НАЗАРЕТЯН

 

Аннотация
Серия независимых расчетов, проведенных учеными разных стран и разных специальностей, показала, что на протяжении 4,5 млрд лет развитие биосферы и общества ускорялось по простому логарифмическому закону. Экстраполяция экспоненциальной кривой в будущее привела к выводу, что в середине XXI в. зафиксированная тенденция подойдет к точке математической сингулярности, т.е. глобальную антропосферу ожидает грандиозный фазовый переход.

Ключевые слова: мегаистория,  универсальная  эволюция,  планетарная  эволюция, нелинейность, сингулярность, сложность, кризис, аттракторы, сознание.

Summary
A  series  of  independent  calculations  by  scientists  from  different  countries  and different  fields  of  specialization  showed  that  the  speed  of  biosphere  and  society development has been increasing over 4,5 billion years according to a simple logarithmic law. Extrapolation of the exponential curve into the future allows to conclude that the noted tendency approaches the point of mathematical singularity around the middle of the 21st century, which means that the global anthroposphere will undergo a grandiose phase transition.

Keywords: megahistory,  universal  evolution,  planetary  evolution,  nonlinearity, singularity, complexity, crisis, attractors, consciousness.


Назаретян А.П. Середина XXI века: загадка сингулярности // Философские науки. 2013. № 9. С. 15 – 24.

Nazaretyan A.P. The Middle of the 21st Century: A Riddle of Singularity // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 15 – 24.

 

 

1

К началу 1980-х гг. в исторической социологии и психологии, эволюционной антропологии, биологии и геологии, астрофизике и космологии накопился обильный эмпирический материал, демонстрирующий наличие сквозных векторов универсальной эволюции. Обнаружилось, что Вселенная неуклонно изменялась от однообразия, равновесия и хаоса в сторону разнообразия и организации, а со временем в ней стали выделяться и развиваться островки устойчивого неравновесия.Это эмпирическое обобщение заметно контрастировало с выводами классического естествознания, предполагающего диаметрально противоположную направленность универсальных процессов, при том, что все попытки ограничить сферу применимости законов термодинамики оказались тщетными. Пришлось развести две «стрелы времени» – термодинамическую (неуклонный рост совокупной энтропии) и космологическую – и обсуждать механизмы причинной связи между ними.

В 1980 – 1990-х гг. учеными разных стран и специальностей, на первых порах совершенно независимо, разрабатывался междисциплинарный проект, названный Универсальной историей, Мегаисторией, Большой историей (Big History) и т.д. При этом взгляд на космическую эволюцию в самом мелком масштабе обнаруживает, что в первые миллиарды лет после Большого взрыва универсальный эволюционный процесс последовательно замедлялся («первый рукав» эволюции). Но после того, как в недрах звезд первого поколения были синтезированы и затем выброшены в космос мощными взрывами ядра тяжелых элементов, сформировался качественно новый механизм самоорганизации, связанный с конкуренцией за свободную энергию. Возможно, уже около 10 млрд лет назад замедление эволюционного процесса сменилось ускорением: образованием органических молекул, появлением и развитием живого вещества («второй рукав» эволюции).

Сменившаяся тенденция отчетливо фиксируется в истории Земли. Расчеты, построенные на сопоставлении геохронологической шкалы с переломными вехами в истории и предыстории общества, привели к удивительному выводу: на протяжении 4.5 млрд лет глобальные фазовые переходы, предваряемые катастрофическими периодами, следовали в соответствии с достаточно простой логарифмической формулой. За это время дрейфовали континенты, многократно взрывались мощные вулканы и на Землю падали крупные космические тела, радикально колебался климат, затем появились странные существа со все более могущественными технологиями и весьма прихотливой «свободой воли» – а глобальные кризисы и революции происходили как по расписанию!

Отсюда, кстати, следует и то, что модные еще пару десятилетий назад попытки объяснять переломные события биосферной и социальной истории (такие, как гибель ящеров или вымирание плейстоценовой мегафауны и переход к неолиту) катастрофами внешнего происхождения безосновательны. Они опровергаются в каждом случае конкретными фактами палеонтологии и археологии и, главное, не способны объяснить строгую логарифмическую выстроенность событий во времени. Нам представляется, что реальными факторами революционных переломов всегда служили так называемые эндо-экзогенные кризисы – когда собственная активность неравновесной системы приводила к таким изменениям в среде, после которых прежние антиэнтропийные механизмы становились контрпродуктивными. В наступившей фазе неустойчивости дальнейшие изменения могли происходить в сторону простого аттрактора (сползание системы в сторону равновесия), горизонтального странного аттрактора («зависание» системы по колебательной модели типа Лотки – Вольтерра) или вертикального странного аттрактора. В последнем случае устойчивость восстанавливалась на более высоком уровне неравновесия системы со средой за счет кардинального возрастания ее внутренней организации и «интеллектуальности».

Показано, что едва ли не на каждой переломной фазе биосфера (равно как и антропосфера) могла обрушиться или «зависнуть». Согласно же очень общему принципу теории систем – принципу равных возможностей, – все потенциально возможные события непременно происходят. Значит, в Метагалактике должны существовать планеты, на которых реализовались альтернативные сценарии и которые, соответственно, на различных этапах выпали из универсального эволюционного процесса, и такие «несчастливые» планеты составляют подавляющее большинство. Не исключено, что Земная цивилизация представляет собой один из очень немногих очагов прогрессивной эволюции, поднявшихся на столь высокую ступень самоорганизации. И сегодня мы имеем возможность обсуждать прошлое благодаря тому, что на планете Земля во всех переломных эпизодах события развивались в сторону вертикального странного аттрактора, обеспечив образование высших форм жизни, человека, общества и информационной цивилизации.


2

Экстраполяционные расчеты, проведенные по формуле логарифмического ускорения эволюции, привели к выводу, что около середины ХХI в. гиперболическая кривая может превратиться в вертикаль, т.е. скорость глобальных изменений устремится к бесконечности, а интервалы между глобальными фазовыми переходами – к нулю. Какая предметная реальность скрывается за загадочным математическим результатом?

 


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  

 

Предлагаем вниманию читателей статьи, подготовленные на основе докладов, прозвучавших на пленарных и секционных заседаниях Первой всероссийской научной конференции «Глобальное будущее 2045: антропологический кризис. Конвергентные технологии и трансгуманистические проекты», состоявшейся в Белгороде в апреле 2013.
Первая часть материалов опубликована в № 8 за 2013 г.

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА, МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ И ГЛОБАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ
Д.И. ДУБРОВСКИЙ

 

Аннотация
Рассматриваются пути выхода из антропологического кризиса, основания которого связаны с природой человека, такими его свойствами как неуемное потребительство, агрессивность, эгоистическое своеволие, которые характеризуют негативные черты массового сознания. Обсуждаются вопросы о возможности и способах его изменения как условии качественного преобразования социума. В этой связи рассматриваются задачи Общественного движения «Россия 2045».

Ключевые слова: глобальные проблемы, антропологический кризис, природа человека, массовое сознание, антропотехнологические преобразования, формирование нового социального субъекта, трансгуманистическая эволюция, Общественное движение «Россия 2045».

Summary
The article considers some ways out of the anthropological crisis rooted in human nature and such human qualities as insatiable consumerism or egoistic willfulness as negative traits of collective consciousness. The author deliberates on the possibility and means to change collective consciousness, which is crucial to the qualitative transformation of society, and examines the goals of Russia 2045 Social Initiative.

Keywords: global problems, anthropological crisis, human nature, mass consciousness, anthropotechnological transformations, creation of a new social subject, transhuman evolution, Russia 2045 Social Initiative.


Дубровский Д.И. Природа человека, массовое сознание и глобальное будущее // Философские науки. 2013. № 9. С. 5 – 14.

Dubrovsky D.I. Human Nature, Collective Consciousness, and Global Future // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 5 – 14.

 

 

Неуклонное углубление экологического кризиса и других глобальных проблем – свидетельство того, что наша потребительская цивилизация идет в тупик. Об этом много говорят и пишут. Но не видно никаких решительных действий. Чтобы изменить гибельную траекторию развития земной цивилизации, надо изменить сознание массового человека. А это равносильно изменению природы человека.

Понятие природы человека выражает комплекс устойчивых свойств социального индивида, которые воспроизводятся во все эпохи и у всех народов, что указывает на их обусловленность нашей биологической организацией. Эти свойства формируются на основе генетических факторов и варьируются под влиянием внешних условий – физических и социальных. Они выражают потребности, влечения, способности, формы поведения и деятельности человека. С точки зрения нравственности, они могут рассматриваться в плане антиномичных качеств – эгоизма и альтруизма, их определенного баланса. Можно согласиться с наиболее распространенной формулировкой, что природа человека биосоциальна, отдавая себе, однако, ясный отчет в ее фундаментальной биологической сущности.

За обозримый период истории природа человека практически не изменилась. Так позволяют думать обширные материалы о жизни народов Древнего Египта и Месопотамии, древнегреческие и древнеримские источники, в которых представлены люди того времени с их интересами, делами, страстями, поступками. Прочтите «Характеры» Теофраста: прошло 2300 лет, но мы видим все те же человеческие типы и те же формы поведения. Множество фактов такого рода мы находим у выдающихся философов, психологов, историков различных эпох и народов. И всюду встречаем потребительскую алчность. Вот для иллюстрации одна небольшая цитата: «Людей охватила такая страсть к наживе, что, по-видимому, они больше находятся под властью своего имущества, чем сами владеют им». Знакомо, не правда ли? Но это не о нашем времени, а о том, что было почти 2000 лет тому назад в Риме1.

История свидетельствует, что проекты улучшения общественного устройства всегда упирались в проблему природы человека. Самым грандиозным из них был проект построения коммунизма в СССР. Он потерпел крах в силу того, что противоречил природе человека, ясно обнаружил «нехватку» альтруизма у массового человека, несостоятельность силовых мер и «коммунистического воспитания» для создания так называемого нового человека.

Главный вопрос в том, как изменить негативные свойства природы человека: неуемное потребительство, агрессивность к себе подобным, чрезмерные эгоистические устремления – в них источник наших глобальных проблем.

Человечество в нарастающем темпе разрушает экосистему Земли, а вместе с ней – физические условия ее существования. Этот процесс становится необратимым. Вот лишь один общеизвестный факт. За 9 месяцев человечество потребляет такой объем ресурсов, которые Земля производит за 12 месяцев, включая не только биоресурсы, но и воду и воздух. И этот разрыв быстро увеличивается, неизбежно порождая все более острую борьбу за ресурсы.

Что будет через 10 лет? Ведь мы не можем вырваться из параноидального круга: еще больше производить, чтобы еще больше потреблять, чтобы еще больше производить, чтобы еще больше потреблять и т.д. Этот параноидальный круг убедительно демонстрирует ситуацию антропологического кризиса: утрату подлинных смыслов жизни и деятельности, упадок духа.

Многочисленные исследования, математические модели убедительно показывают: к середине века наша цивилизация вступит в фазу полифуркации, подойдет к сингулярному рубежу, за которым либо деградация и гибель человечества, антропологическая катастрофа, либо выход на качественно новую ступень социальной самоорганизации2. Каковы пути выхода на этот качественно новый этап? У нас нет однозначного ответа. Скорее всего, есть только два мыслимых варианта: надо либо изменить биологическую природу человека путем реконструкций в его геноме, чтобы таким образом изменить его психику, потребности и способы его жизнедеятельности, либо пойти по пути воплощения разума и личности в небиологической самоорганизующейся системе, т.е. по пути антропотехнологических преобразований, эволюционного трансгуманизма.

 

 

 


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
КОСМИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА И ЧЕЛОВЕЧЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
С.В. КРИЧЕВСКИЙ

 

Аннотация
Статья посвящена анализу прогнозов, моделей, сценариев и реалий «старого» и «нового» космического будущего. Сформулированы основные проблемы современной космической деятельности. Изложены перспективы «нового» космического будущего (оптимистический сценарий). Предложены гипотеза и основы концепции живого универсального разумного существа, состоящего из сознания и тела-трансформера, где антропоморфность лишь один из вариантов. Рассмотрены аспекты перехода человека и человечества к космическому будущему.

Ключевые слова: космическое будущее, жизнь вне Земли, космическая среда, технологии космической деятельности, тело-трансформер, человечество и космос.

Summary
The article analyzes forecasts, models, scenarios, and realia of the «old» and the «new» cosmic future. The author formulates the main problems of modern space activity, describes the prospects of a «new» cosmic future (the optimistic scenario), offers a hypothesis and outlines the concept of a living universal reasonable being, consisting of a mind and a transformer body, and examines the aspects of humanity’s transition to the cosmic future.

Keywords: cosmic future, life beyond Earth, cosmic environment, space activity technologies, transformer body, humanity and cosmos.


Кричевский С.В. Космическое будущее человека и человечества: проблемы и перспективы // Философские науки. 2013. № 9. С. 38 – 43.

Krichevsky S.V. The Cosmic Future of Man and Mankind: Problems and Prospects // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 38 – 43.

 

 

«Старое» и «новое» космическое будущее
(прогнозы, модели, сценарии и реалии)

Космическое будущее (КБ) – это представление о том, что будет с человеком и человечеством в «космическом» измерении, в пространстве «Земля + Космос». Под «старым» КБ будем понимать прогнозы, модели, сценарии ХХ в., посвященные будущему, которое должно было наступить в начале XXI в., а под «новым» КБ – будущее, которое наступит в середине XXI в., начале XXII в. и далее.

Известны выдающиеся достижения человека и человечества, отечественной и мировой космонавтики в исследовании и использовании космоса во второй половине XX – начале XXI вв. Более 50 лет, с первого полета Ю.А. Гагарина в 1961 г., люди живут и работают вне Земли, в Космосе.

Но «старое» КБ в начале XX в. (отраженное в трудах К.Э. Циолковского и др.) и затем в начале Космической эры в 50 – 60 гг. XX в. представлялось иным, более ярким и грандиозным, чем наступившее в реальности, соответственно, через 50 и 100 лет, в начале XXI в.

Если бы воплотились идеи и проекты КБ по оптимистическому сценарию начала – первой трети ХХ в., то (по К.Э. Циолковскому) значительная часть человечества уже должна была расселиться и жить вне Земли1. Согласно оптимистическим прогнозам будущего, изложенным ведущими учеными на IV симпозиуме Американского астронавтического общества в Вашингтоне (США) в 1966 г., уже к 1980 – 1990 гг. человечество должно было запустить десятки тысяч космических объектов, быть в Космосе на далеких от Земли передовых рубежах: на Венере и Марсе, в 2001 г. вести активное промышленное освоение Луны, совершать пилотируемые полеты ко всем планетам Солнечной системы и т.д.2

Космонавтика многое обещала, была эйфория от первых достижений и бурного начала Космической эры, великолепные прогнозы – перспективы КБ, но темпы и результаты оказались гораздо скромнее, по сути, человечество «завязло» на Земле.

Почему так получилось со «старым» КБ? Краткий ответ: были преувеличены возможности космонавтики и человечества, недооценены земные и космические проблемы и ограничения.

В ХХ в. будущее человека и человечества наукой и общественным сознанием представлялось преимущественно сценариями индустриализации, научно-технического прогресса, социальных утопий и других идеалистических и радикальных проектов. Земное и космическое будущее виделось В.И. Вернадскому как переход «биосфера → ноосфера», ноосфера – идеал развития и будущего человечества3.

Реальное развитие шло и идет по техногенной траектории, крайне неустойчиво и противоречиво, в потоке природных и социальных катастроф, войн, за счет сверхпотребления ресурсов, деградации биосферы, загрязнения окружающей среды (ОС), и проблемы нарастают быстрее, чем наша способность их осознавать и решать.

Общий процесс эволюции человека и человечества, трансформации социотехноприродных систем идет в логике: «биосфера → (социосфера + техносфера) → ноосфера». Будущее нелинейно, неопределенность и кризис нарастают, глобальная катастрофа биосферы и цивилизации на Земле может произойти в середине XXI в.4

«Новое» КБ, в сравнении с периодом формирования и почти безудержным полетом фантазии, характерным для «старого» КБ, многим в России и мире с конца XX в. видится более скромным, ограниченным, «зажатым» и деформированным рыночными отношениями и нарастающим на Земле глобальным кризисом5.


Проблемы современной космической деятельности

Кратко сформулируем основные проблемы космической деятельности (КД), они отражают ее предысторию, современное состояние, в значительной мере определяют перспективы и влияют на будущее:

• «торможение» процесса освоения космоса в XXI в. в сравнении с 60 - 70 гг. XX в.;

• человечество так и не стало «космическим», поскольку не решена сложнейшая проблема репродукции человека в космосе6;

• отсутствие адекватной стратегии освоения космоса у России и других ведущих «космических» государств, у всего мирового сообщества

• отставание в решении глобальных проблем (мониторинг, защита от природных и техногенных катастроф, – от астероидно-кометной опасности (АКО), уязвимость и беззащитность человечества, что было ярко и четко «продемонстрировано» 15 февраля 2013 г. при падении болида в районе Челябинска, и др.);

• устаревшие, экологически грязные, экономически расточительные техника, технологии, инфраструктура КД (ракеты-носители, токсичное топливо, районы падения ступеней ракет и др.);

• загрязнение ОС Земли и Космоса, «космический мусор» и др.;

• нарастание глобального социо-эколого-экономического кризиса на Земле ограничивает возможности и темпы развития КД;

• недостаток политической воли, «правил игры» и ресурсов для эффективного освоения космоса, недоразвитость институтов общества, структур управления в сфере КД;

• низкий уровень международного сотрудничества, интеграции в освоении космоса, преобладание концепции лидерства в КД государств7;

• преобладание технических аспектов КД над гуманитарными, чрезмерное увлечение коммерциализацией и индустриализацией КД при отсутствии адекватных целей и стратегий, милитаризация КД и угроза возникновения военных конфликтов;

• КД перестала быть «священной коровой» и проигрывает другим сферам деятельности общества в развитии и влиянии на общество, снижение интереса общества к сфере КД;

• отставание во внедрении форсайт-технологий, низкая эффективность сферы КД, слабое использование ее потенциала для безопасности и развития человека и общества.

 

 

 


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
КВАНТОВО-СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ И ПРОБЛЕМЫ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА И ТРАНСГУМАНИЗМА
В.Г. БУДАНОВ

 

Аннотация
В работе предлагается дополнить существующие антропологические онтологии на основе теории сложности, самоорганизации и нелокальных квантовых явлений, благодаря которым в последнее десятилетие совершается квантово-синергетическая революция NBICS-технологий, квантовой теории информации, физики живого и с которыми связываются основные перспективы развития искусственного интеллекта и трансгуманизма. Для этих целей вводятся онтологии состояний и темпоральные онтологии обобщенной телесности, позволяющие осуществить холистическую пересборку антропосферы. В частности, в таком квантово-синергетическом подходе феномены физиологической, психоментальной и духовной сферы описываются единым образом, демистифицируются их конфликты и возникают перспективы создания гармоничных концепций «аватаров».

Ключевые слова: онтологии состояний, темпоральные онтологии, ЭПР-эффект, конвергирующие технологии, квантово-синергетическая антропология, обобщенная телесность, проблемы аватаризации, самоорганизация, синергетика, квантовая теория информации, искусственный интеллект, трансгуманизм.

Summary
The article offers to supplement the existing anthropological ontologies based on the theory of complexity, self-organization, and nonlocal quantum phenomena, which paved the way for the last decade’s quantum synergetic revolution of NBICS technologies, quantum information theory, and biophysics, the revolution promising great perspectives for artificial intelligence research and transhumanism. Introduction of state ontologies and temporal ontologies of generalized corporeity allows to carry out a holistic reassembly of the anthroposphere. Such quantum synergetic approach describes physiological, psychomental, and spiritual phenomena in the same way, it demystifies their conflicts and opens perspectives for the creation of harmonic concepts of avatars.

Keywords: state ontologies, temporal ontologies, EPR-effect, converging technologies, quantum synergetic anthropology, generalized corporeity, problems of avatarization, self-organization, synergetics, quantum information theory, artificial intelligence, transhumanism.


Буданов В.Г. Квантово-синергетическая антропология и проблемы искусственного интеллекта и трансгуманизма // Философские науки. 2013. № 9. С. 25 – 37.

Budanov V.G. Quantum Synergetic Anthropology and the Problems of Artificial Intelligence and Transhumanism // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 25 – 37.

 

 

Искусственный интеллект в перспективе призван решать, как минимум, те же задачи, что и интеллект человека, а трансгуманистическая парадигма должна, как минимум, воспроизводить нашу природу на других основаниях без утраты человеческого начала. Коренной здесь является проблема сложности антропосферы, которая максимально проявлена не только в сознании человека, его телесности, но и в устройстве внешнего мира. Сложность – феномен, знакомый каждому. Здесь сложность проявлена на разных когнитивно-деятельностных этапах человеческих практик. В различные исторические эпохи феномен сложности по-разному представляли и моделировали. С начала XX в., с введением понятия энтропии, затем – информации, алгоритма, возникают и формализованные представления и методы работы со сложностью – комбинаторной, алгоритмической, статистической сложностью, невычислимостью, сложностью динамической, квантовой сложностью (спутанные состояния, явления когеренции и декогеренции, неконтролируемой холистичности и т.д.)

Идеи моделирования, синергетики и квантовой теории когерентности и возникают для укрощения сложности, упрощения жизни в сложности, вводя в научный дискурс нелокальные типы причинности. Смысл инновационного развития общества и есть повседневная эффективная работа со сложностью, порождение из ее хаоса гармоничного порядка. Конвергентные NBIC-технологии проявляют весь спектр научных областей развития современной науки о сложном, причем все компоненты взаимообусловлены и дают общий кумулятивный эффект, направленный в первую очередь на создание человекоразмерных сред, общества знания и на развитие человеческой природы.

Принципиально важно, что в основе всех этих технологий лежат переоткрытые фундаментальные квантовые феномены макроквантовых корреляций и явлений самоорганизации. Иногда говорят о второй квантовой революции в понимании мира, я бы сказал точнее, – о революции квантово-синергетической. В данной статье мы продолжаем развивать некоторые аспекты этого направления1 в наиболее сложных, плохо формализуемых областях наук о жизни и духе, в первую очередь, в антропологии и моделировании искусственного интеллекта.

Становление квантово-синергетической парадигмы. Прежде всего, обозначим квантово-синергетическую антропологию как новую антропологическую сборку представлений о человеке. Что может привнести в антропологию коммуникативно-деятельностная синергетическая методология, заимствование из теории самоорганизации и квантовой механики, автопоэсиса и нейрокомпьютинга? Во-первых, новая холистическая сборка не должна противоречить уже известной антропологической феноменологии, но должна дать возможность разным направлениям, дисциплинам и культурным традициям более свободно и самосогласованно взаимодействовать на новом, быстро меняющемся, онтологическом ландшафте, представляя его генезис. Во-вторых, она должна объяснять холистическую феноменологию тонких синхронизмов в общественной жизни, коммуникации, творчестве, а, возможно, и аномальных феноменов антропной сферы, которые плохо поддаются привычным методам моделирования. Подчеркнем, что человеческая природа полионтологична, и не только в силу существования множества дисциплинарных онтологий, изучающих человека, но и по еще более глубинной причине. Как пишет в «Диалектике мифа» А.Ф. Лосев, «каждая вещь – это вывороченная наизнанку личность. Она, оставаясь самой собой, может иметь бесконечные формы проявления своей личной природы»2; отсюда телесность семиосферы, культуры.

Все очевиднее становится, что для построения и научного обоснования онтологии антропной сферы недостаточно использовать только редукционистские (физико-химический, физиологический и нейро-компьютерный) подходы. Необходимо также привлечение современных фундаментальных холистических научных принципов, которые могут служить основанием для наиболее сложных явлений психики, а не просто иллюстрациями. В XX в. такого рода принципы пытались применять к антропной сфере, начиная с пионерских работ К.Г. Юнга и В. Паули в 30-е гг. XX в. по квантовоподобной интерпретации феномена синхронистичности, носящего нелокальный характер, хотя еще раньше возникла концепция локального биополя Гурвича, не способная объяснить явления синхронистичности. Иные нелокальные механизмы, такие как: имплицитный порядок (Д. Бом), голографическая парадигма (К. Прибрам), теория бутстраппа (Ф. Капра), интегралы по траекториям (Р. Фейнман), многомировая интерпретация (А. Эверрет) продолжают возникать уже на протяжении более 80 лет. В итоге наиболее естественными оказались традиционные концепции когерентности (самоорганизации), ЭПР-эффекта, редукции волновой функции и динамического хаоса. Остановимся на них подробнее.

По-видимому, феномены когерентности и декогерентности, динамического хаоса и квантового ЭПР-эффекта являются основаниями новой холистической парадигмы. Принцип когерентности в приложении к проблеме телесности находит наибольшее отражение в концепции квантовой медицины. Эта постнеклассическая научная концепция восходит к теоретическим работам Г. Фрелиха и экспериментальным работам С.П. Ситько с соавторами и насчитывает уже почти полвека3. Феномен жизни объясняется через когерентное состояние вещества тканей живых существ, которые в миллиметровом диапазоне образуют активную лазероподобную среду, формирующую самоподдерживающийся электромагнитный каркас организма. Так удается объяснить многие феномены эмбриогенеза, восточной медицины и современной интегральной медицины, создать эффективные методы лечения и гармонизации организма.

 

 

 


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
ANDROID SCIENCE И НЕОМИФОЛОГИЗМ
С.М. КЛИМОВА

 

Аннотация
Статья посвящена сопоставлению робототехники, андроидной науки и некоторым сходным с ней чертам современного неомифологического мышления. Происходит сравнение идей андроида (человекоподобия) и ранних антропоморфных мифов. Особое внимание уделено идее идентичности современного человека в контексте проблем робототехники и андроидной науки.

Ключевые слова: андроид, зловещая долина, эмпатия, идентичность, человекоподобие.

Summary
The article is devoted to a comparison of robotics, android science, and some similar traits of modern neo-mythology’s thinking. We compares the ideas of the android (humanlikeness) and early anthropomorphic myths. Particular attention is paid to the idea of modern man identity in the context of robotics and android science.

Keywords: android, the uncanny Valley, human identity, empathy, humanlikeness.


Климова С.М. Android science и неомифологизм // Философские науки. 2013. № 9. С. 44 – 53.

Klimova S.M. Android Science and Neo-mythologism // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 44 – 53.

 

 

То, что мешает человеку и тревожит его –
это не вещи, а его мнения и фантазии о вещах.

Эпиктет

 


Один из основателей Android science (наука об андроидах) – глава лаборатории робототехники Университета Осаки профессор Хироси Исигуро справедливо отмечал, что многие философские проблемы сегодня получили новое значение благодаря робототехнике (Robotics). Сама по себе тема взаимодействия человека и робота, а через эту цепочку – человека с человеком – чрезвычайно сложна и обнажает множественность проблемных зон и интерпретаций. При этом человек, конечно, первичен и понимание его сущности остается приоритетным даже и для робототехники. Без познания человека и специфики взаимодействия людей невозможно создать образ робота1.

Сегодня на смену древнему и вечному призыву: Познай самого себя – пришел не менее звучный: Создай самого себя2. В современном обществе человек, зная все и обо всем, почти ничего не знает о самом себе, относится к себе как к постороннему – объекту, который занимает его гораздо меньше, чем технологические игрушки цивилизации, или занимает именно как игрушка определенного типа. С этой ситуацией можно или смириться, или осудить ее, или проигнорировать, но гораздо важнее ее проанализировать и попытаться понять природу и сущность данного явления. Как ни покажется странным, именно эту задачу мы и обнаруживаем в AS (Android science) в целом и в идеях Хироси Исигуро – конкретно.

AS позволила выявить один из важнейших векторов кризисного состояния современной антропологии: потерю межличностной коммуникации, и как результат – возникновение психологических и социальных трудностей непосредственного общения людей, обострение чувства одиночества, распад родовых, социальных, межличностных связей, экзистенциальный страх перед другим человеком, его телесностью, разумом, эмоциональностью (душой, если угодно). В конечном итоге все это делает насущным новый виток «поиска самого себя», прежде всего, собственной идентичности, но уже в новых цивилизационных условиях и в новой технологической форме. Человек вынужден восстанавливать свои связи с миром и самим собой через оппозицию: человек – машина. При этом под «машиной» подразумеваются, прежде всего, новейшие типы роботов-андроидов (Humanlikeness3). Специфика данного типа роботов – высокая степень антропоморфности – невольно обращает нас к идее мифо-символического универсума. Миф и техника – взаимосвязанные части современного универсума, из которых сплетается символическая сеть современной культуры и ментальных процессов. Никакая физическая (природа) / объективная реальность давно уже не противостоит человеку; он с ней давно уже не сталкивается непосредственно; весь мир стал технолого-мифо-символичным, как, собственно, и сам человек. AS – наглядное тому подтверждение.

«Мы не настолько знаем себя, насколько знаем других» – один из тезисов Хироси Исигуро, тесно связанный с другим аспектом проблемы, заключенным в ответе на вопрос: «Что такое человеческая идентичность?»4 Ученый в своих работах постоянно доказывает, что проблема создания человекообразных роботов (Humanlikeness) – прежде всего проблема идентичности человека – его способности к социализации и коммуникации, пониманию другого как личности и самое главное – к познанию самого себя. Сложность заключается в том, что процесс самопознания (идентичности) потребовал создания точной (физической) копии – схожего «лица», каким обладает познающая личность, что демонстрирует серьезнейшую проблему современного общества – потерю человеком собственной целостности, его отчужденность от других людей, общества, культуры, природы и от самого себя, и неклассическое представление о самом себе. Человек обрел патологическую зависимость от созданного им самим технологического кокона внешнего мира и постарался встроить себя внутрь него. Кажется, нет никакой возможности вернуться к самому себе, так как для этого нужно суметь разорвать цепь, связывающую нас с созданным самим человеком фило-механистическим миром, основывающимся на культе так называемых инновационных технологий. Решить эту проблему Хироси Исигуро берется с помощью создания андроидов – Humanlikeness, приведших на практике, с одной стороны, к психологической оппозиции живого – неживого – эффекту «зловещей долины»5, а с другой стороны, – к попыткам репрезентации через эту же оппозицию новой – неомифологической – антропологии.

Данная тема обсуждалась на семинаре: HRI (Human-Robot Interaction), прошедшем в марте 2013 г. в Японии: «Один из подходов – создание копии человеческой личности. Хотя этот экстрим поможет нам объяснить, как мы познаем другую личность, необходимо принять в расчет и эффект Зловещей долины. Базовые вопросы, включая и вопрос о том, почему мы испытываем данный эффект и как мы его преодолеваем, направлен на то, чтобы по-новому взглянуть на механизм нашего восприятия человекоподобия. Другой подход – извлечение важных элементов из того, что представляет собой человеческий облик и поведение – направлен на создание образа компьютерно-душевных человеческих характеров. Минимальное требование заключается в том, чтобы инициировать межличностное поведение для обеспечения более эффективного и простого пути формирования социальных посредников, призванных облегчить (курсив мой. – С. К.) общение между людьми»6.