• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 8/2013


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
ТРАНСГУМАНИЗМ В ПЕРСПЕКТИВЕ ЭВОЛЮЦИИ СЛОЖНОСТИ
В.И. АРШИНОВ

 

Аннотация
Статья посвящена обсуждению проблем трансгуманизма и постгуманизма в эволюционной перспективе. Показывается необходимость инновационного расширения концепции эволюции человека в ее антропосоциальном и космическом измерениях. Подчеркивается конструктивная роль принципов рекурсивности и сложности Эдгара Морена как основных инструментов выстраивания синергийной междисциплинарной коммуникации в эпоху макросдвига, растущей неустойчивости и неопределенности, в эпоху, когда человек вступает в коэволюцию с самим собой.

Ключевые слова: коммуникация, рекурсия, сложность, постнеклассическая парадигма.

Summary
The article discusses the problems of transhumanism and posthumanism as far as evolution is concerned. It shows the need to innovatively expand the concept of human evolution in its anthroposocial and cosmic dimensions, and stresses the constructive role of Edgar Morin’s principles of recursiveness and complexity as the main instruments of organizing synergetic interdisciplinary communication in the age of macroshift, growing instability and uncertainty, in the age when human starts to co-evolve with himself.

Keywords: communication, recursion, complexity, postnonclassical paradigm.


Аршинов В.И. Трансгуманизм в перспективе эволюции сложности // Философские науки. 2013. № 8. С. 11 – 23.

Arshinov V.I. Transhumanism in Light of Evolving Complexity // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 8. P. 11 – 23.

 

Представляем Вашему вниманию начало статьи (для получения полного доступа обращайтесь по адресу This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. ):

 

Идеи о несовершенстве человека позволили мне сделать вывод о том, что человек является только первым поколением мыслящих существ в эволюции, в которой возникнет второе, более совершенное поколение. Затем я стал относиться к этим идеям критически.

В.С. Степин

 


В предлагаемой статье делается попытка развить некоторые темы, намеченные мной в предыдущей статье1. Отправной точкой здесь служит тезис, сформулированный в ней следующим образом: «Конечно, воззрения трансгуманистов сами по себе неоднородны и многое в них нуждается в тщательном критическом анализе. Однако я считаю гораздо более конструктивным рассматривать эти воззрения в более широком контексте формирующейся новой парадигмы сложности, ориентированной на осмысление процессов конвергенции высоких технологий со всем междисциплинарным (и трансдисциплинарным) комплексом современного социогуманитарного знания. Например, одна из разновидностей трансгуманизма – экстропизм – ориентируется на такие концепты как «само-трансформация», «динамический оптимизм», «интеллектуальный технологизм», «спонтанное упорядочение», «открытое общество» (Макс Мор), которые, в свою очередь, могут служить конструктивной методологической основой для осознаваемого управления процессом конвергентной эволюции социогуманитарных исследований и технологий, вовлеченных в становление так называемого NBIC-тетраэдра»2.

Авторы «тетраэдрической» концепции взаимосвязи конвергентных технологий М. Роко и В. Бэйнбридж утверждают, что конвергенция реализуется как синергийная комбинация четырех быстроразвивающихся областей науки и технологии: (а) нанотехнологии и нанонауки; (б) биотехнологии и биомедицины, включая генную инженерию; (с) информационных технологий, включая продвинутый компьютинг и новые средства коммуникации; (д) когнитивных наук, в том числе когнитивных нейронаук. Утверждается также, что сейчас эти области человеческой деятельности как эволюционно-сопряженной совокупности практик познания, изобретения и конструирования достигли такого уровня инструментального развития, при котором они должны вступить в интенсивное синергетическое взаимодействие, результатом которого явится становление качественно новой супер-нано-технонауки, открывающей перед человеком и человечеством новые горизонты собственной эволюции как осознанно направляемого трансформативного процесса.

Естественно, возникают вопросы: «О какой собственно эволюции идет речь: о биологической, социальной или, быть может, биосоциальной? Куда и кем (или чем) эта эволюция должна направляться? Какие формы она может принять?»3

Контекстом этих вопросов и определяется содержание дальнейшего. При этом я не ставлю своей задачей дать на них однозначные «да – нет» ответы. Вместо этого я попытаюсь показать, что сама концепция эволюции, если ее понимать как эволюцию сложностности, а точнее – эволюцию в парадигме постнеклассической сложностности, претерпевает трансформацию, которую наглядно можно представить как трансформацию образа иерархического восхождения (от низшего к высшему) в образ рекурсивно самоусложняющихся сетей, узлами которых являются рекурсивно самовоспроизводящиеся автопоэзисы (автопоэтические единства), находящиеся в структурном сопряжении между собой. Такой, вырастающий из синергетики, «сложностный подход» с необходимостью ставит в центр рассмотрения такие понятия как самоорганизация, рекурсия, автопоэзис, контингентность, коммуникация, «наблюдатель эволюционирующей сложности». Соответственно трансформируется и образ эволюции человека. Он превращается в образ его коэволюции с самим собой; эволюции, структурно и коммуникативно опосредованной, создаваемой им и создающей его технологической средой. Существенно также, что этот образ приобретает и свое новое космическое измерение как креативно-смысловая часть междисциплинарной концепции Big History, формирующей, в свою очередь, ядро современной картины мира.

Таким образом, концепция рекурсивной антропокосмической Вселенной сопряжена с представлением о самоорганизующейся Вселенной, которая в контексте парадигмы сложностности с необходимостью предполагает включение в нее самоорганизующегося человека. Эта предельно общая формулировка нуждается в содержательном философско-мировоззренческом и методологическом раскрытии. К поставленной задаче можно подойти по-разному, в зависимости от исходных философских представлений. Одним из примеров здесь служит философско-мировоззренческая конструкция Пьера Тейяра де Шардена, раскрывающая космическую сущность феномена человека4. Уместно вспомнить также об интуитивизме Николая Лосского с его ключевым тезисом, согласно которому познающий субъект имеет возможность непосредственно (интуитивно) воспринимать транссубъективную реальность5.

Подход, развиваемый здесь, иной. Его особенность в том, что он в большей степени ориентирован на междисциплинарный или, точнее, даже трансдисциплинарный подход в том его виде, как он формируется в настоящее время в контексте современной постнеклассической науки6 и методологически сфокусирован в характерном для синергетики сложности циклическом (рекурсивном) способе мышления.