• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 8/2013


  БУДУЩЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ:
СТРАТЕГИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ
  Векторы цивилизационного развития  
ЧТО ТАМ, ПОСЛЕ ЧЕЛОВЕКА?
Б.Г. ЮДИН

 

Аннотация
В статье обсуждается концепция трансгуманизма, предложенная Дж. Хаксли; анализируются взгляды современных приверженцев и оппонентов трансгуманизма. Ценностные основания трансгуманистических концепций рассматриваются в сопоставлении с традиционным пониманием гуманизма.

Ключевые слова: трансгуманизм, гуманизм, природа человека, постчеловек, естественное и искусственное.

Summary
The author discusses the concept of transhumanism developed by J. Huxley and analyses the views of some of the contemporary proponents and opponents of transhumanism. Value foundations of transhumanistic projects are compared with the traditional understanding of humanism.

Keywords: transhumanism, humanism, human nature, posthuman, natural and artificial.


Юдин Б.Г. Что там, после человека? // Философские науки. 2013. № 8. С. 24 – 37.

Yudin B.G. What is There after Man? // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 8. P. 24 – 37.

 

Представляем Вашему вниманию начало статьи (для получения полного доступа обращайтесь по адресу This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. ):

 

Сегодня из статей и манифестов сторонников трансгуманизма мы уже хорошо знаем, что на смену человеку придет пост- (или транс-) человек. Вообще говоря, зарождение трансгуманизма дело отнюдь не самых последних десятилетий. Его первое появление на свет можно датировать 1957 г. В том, уже довольно далеком, году сэр Джулиан Хаксли опубликовал эссе, которое так и называлось – «Трансгуманизм»1. Дж. Хаксли был выдающимся биологом, одним из творцов синтетической теории эволюции и, что в контексте данной статьи особенно важно, безусловным гуманистом во вполне традиционном смысле этого слова2. Он многое сделал для выработки идейной платформы Организации объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) и создания этого авторитетнейшего международного объединения. Он же стал и первым Генеральным секретарем ЮНЕСКО.

В своем эссе Дж. Хаксли обрисовал общую картину развития Вселенной с позиций того, что сегодня принято называть глобальным эволюционизмом. С точки зрения автора, важнейший итог эволюции, происходившей миллиарды лет, состоит в следующем: Вселенная начинает осознавать саму себя, обретает способность понимать свое прошлое и возможное будущее. Такое космическое самоосознание осуществляется на нашей планете впервые: именно в наше время и притом силами одного из тончайших фрагментов Вселенной – немногими человеческими существами. Очевидно, под «немногими» Хаксли имел в виду тех мыслителей своего времени, которые придерживались примерно тех же взглядов на эволюцию Вселенной, ее движущие силы и общую направленность, что и он сам.

Новое понимание Вселенной, рассуждает Дж. Хаксли, открывается благодаря знаниям, накопленным за последние столетия психологами и биологами, а также учеными других специальностей, прежде всего археологами, антропологами и историками. И обладание новыми знаниями определяет новую меру ответственности и предназначения человека: отныне он должен выступать от имени всего остального мира в такого рода деятельности, которая направлена на максимально полную реализацию внутренних потенций, уже заложенных в этом мире. Человек, по мысли Хаксли, совершенно неожиданно получил новое назначение, стал управляющим самым крупным из всех возможных предприятий – эволюцией; причем его не только никто не спрашивал о желании возложить на себя это бремя, но даже не предупредил о предстоящей роли, тем самым лишив возможности как следует подготовиться. Более того, человек не может отказаться от данного предприятия в случае своего несогласия или отсутствия осознания того, что он делает; фактически именно он определяет будущее направление эволюции на нашей планете.

И первое, что надлежит сделать человечеству, дабы подготовить себя к выпавшей на его долю космической миссии, – это исследовать природу самого человека, раскрыть заложенные в ней возможности, включая, естественно, и ограничения, как присущие ей изначально, так и налагаемые окружающим миром. В целом, констатировал тогда Дж. Хаксли, мы завершили изучение географии нашей планеты, научно исследовали природу, как неживую, так и живую, дойдя до такой стадии, когда более-менее четко стали видны ее общие контуры; в то же время исследование природы и возможностей самого человека едва началось. «Громадный Новый Мир неизведанных возможностей, – пишет Хаксли, – еще ждет своего Колумба»3.

Интересно, что Дж. Хаксли употребляет здесь те же слова – «новый мир», – что были вынесены в название знаменитого романа, написанного в 1932 г. его братом Олдосом. В свою очередь, О. Хаксли заимствовал выражение «прекрасный новый мир» для заглавия своего романа из шекспировской «Бури». Но если В. Шекспир и О. Хаксли именуют новый мир прекрасным в саркастическом смысле, то новый мир Дж. Хаксли должен быть действительно прекрасным – это то, в стремлении к чему философ видит достойную цель и для каждого человека, и для всего человечества.

«Человеческий род, – завершает свое эссе Хаксли, – может, если того захочет, превзойти самого себя, и делать это не только спорадически: кто-то в чем-нибудь одном, кто-то в чем-нибудь совсем другом, а кто-то совершенно иначе, в масштабах человечества в целом. Нам необходимо дать название этому новому убеждению. Возможно, здесь подойдет слово трансгуманизм: человек останется человеком, но превзойдет себя, реализуя новые возможности своей собственной природы. Коль скоро найдется достаточно людей, которые смогут твердо сказать: “Я верю в трансгуманизм”, – род человеческий достигнет порога новой формы существования и она будет столь же отличной от нашей, как наша отлична от пекинского человека. Тем самым человечество наконец-то приступит к осознанному выполнению своего подлинного предназначения»4.

Как видим, Дж. Хаксли говорит о грядущем переходе к новой форме человеческого существования если не с полной, то с очень большой уверенностью. Очевидно также его позитивное отношение к такому переходу, возможность которого якобы уже заложена в природе человека, какой мы ее знаем; реализацию же этой возможности философ характеризует как выполнение человечеством своего предназначения.