• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 9/2013


  ПАНОРАМА МИРОВОЙ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ
  Философская мысль: рецепция и интерпретация  
АВСТРИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ – ПОИСК ИДЕНТИЧНОСТИ
Часть I. К вопросу о национальной философской традиции
Р.А. ГРОМОВ

 

Аннотация
В статье рассматриваются методологические особенности историкофилософских исследований, посвященных национальным философским традициям. Они оцениваются как особый жанр истории философии, функция которого заключается в формировании новых историко-философских канонов. Этот тезис обосновывается на примере понятия «австрийская философия», введенного в 70-е гг. прошлого века Р. Халлером.

Ключевые слова: историография философии, австрийская философия, Р. Халлер, Брентановская школа, Венский кружок.

Summary
The article concerns the methodological features of the historico-philosophical researches devoted to national philosophical traditions. These researches are considered a special genre of the history of philosophy, its main function is to form new historico-philosophical canons. This hypothesis is successfully proved by analysis of the notion «Austrian philosophy» that was presented in the 1970s by R. Haller.

Keywords: historiography of philosophy, Austrian philosophy, R. Haller, Brentano’s school, Vienna Circle.


Громов Р.А. Австрийская философия – поиск идентичности. Часть I. К вопросу о национальной философской традиции // Философские науки. 2013. № 9. С. 90 – 101.

Gromov R.A. Austrian Philosophy: The Quest for Identity. Part 1. On the Question of National Philosophical Tradition // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2013. № 9. P. 90 – 101.

 

 

Вопрос о национальных типах философствования не только чрезвычайно многогранный, но и рискованный, поскольку он ведет исследователя на зыбкую почву междисциплинарных масштабных проблем национального самосознания, культурной обусловленности и политической ангажированности философии. Осознавая риск соскальзывания здесь в теоретическое резонерство, мы ограничимся не самой явной, но, тем не менее, принципиальной, по нашему мнению, стороной этого вопроса, а именно его историко-философской методологической составляющей. Речь пойдет о методах конструирования понятия национальной философии, его эвристическом потенциале и имманентных проблемах.

В разнообразных исследованиях национального характера философии можно выделить некоторые общие методологические черты1. Мы будем исходить из того, что разработки по этой тематике можно выделить в особый жанр историко-философских исследований, если понятие национальной философии не исчерпывается географическими или лингвистическими характеристиками, а фокусируется на содержательных или стилистических особенностях философского исследования. С функциональной точки зрения этот жанр близок тому, что Ричард Рорти отнес к разряду Geistesgeschichte (истории духа)2. В статье «Историография философии: четыре жанра» он, помимо жанров «рациональной» и «исторической» реконструкции (первый – широко представленная в аналитической философии актуализирующая критика отдельных решений, второй – контекстная реконструкция позиции автора и ее имманентная критика), выделяет особый жанр «истории духа». Последний представляет собой один из способов легитимации философии. В этом жанре утверждается значимость определенного круга философских вопросов и тем самым формируется позитивный имидж философии. Исследования движутся здесь не на уровне отдельных решений или авторских позиций, а на уровне универсальных проблем, демонстрирующих важность философского вопрошания как такового. История философии рассматривается на значительных отрезках времени и интегрируется с историей государства, религии, культуры. Именно благодаря этому жанру, по мнению Рорти, формируются историко-философские каноны, т.е. общая разметка исторического материала, согласно которой определяется список значимых проблем и авторов, достойных внимания современных историков.

В нашем контексте интерес представляет не столько сама типология жанров, предложенная Рорти, сколько намеченная им модель их взаимодействия. Рорти полагает, что канонизация, т.е. размежевание между «значительным» и «неважным» в истории философии, не достигается лишь средствами рациональной или исторической реконструкции. Формирование канона неразрывно связано с утверждением актуальных философских идеалов и осуществляется посредством особых исследовательских практик (в рамках особого жанра). При этом рациональная и историческая реконструкции теоретически не зависят от Geistesgeschichte и навязываемого ею канона, но на деле, как правило, при выборе тем исследования исследователи направляются им и используют его в качестве ориентира.

В этом свете можно попытаться оценить оригинальный характер исследований, обосновывающих то или иное понятие национальной философии. Их назначение видится не только в функции идеологического присвоения мыслителей, добавляемых в символическую копилку национального наследия, и не только в выгодах от систематизации исторического материала. С функциональной точки зрения такого рода разработки (в их продуктивной фазе) можно отнести к разряду исследований, формирующих новые исторические каноны. При этом, как правило, мы имеем дело с разработкой идеальной философской типологии, представляющей в лице национальной философии универсальный тип философствования, который в более или менее полной форме воплощается в отдельных учениях, школах и движениях3. В дальнейшем мы попытаемся проанализировать потенциал такого «спекулятивного» подхода, способы его обеспечения и верификации в современном историко-философском дискурсе.

Этот вопрос мы рассмотрим на примере понятия австрийской философии, которое представляется нам удачным для такого исследования по нескольким причинам. Во-первых, это свежий историко-философский концепт, дискуссия по которому развернулась в зарубежной литературе в 80 – 90-е гг. прошлого века. Она хорошо иллюстрирует современные способы обоснования и критики понятия национальной философии. Во-вторых, это понятие оказалось весьма продуктивным, поскольку оно заметно стимулировало исследования по истории австрийской философии, и в настоящий момент без учета этой концепции трудно понять некоторые современные тенденции в развитии истории философии Центральной Европы.