• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 1/2014


  ФИЛОСОФИЯ И ПОЛИТИКА
  Вопросы государственного строительства  
СМОЖЕТ ЛИ РОССИЯ ВЫЖИТЬ БЕЗ ИДЕОЛОГИИ?
Р.И. СОКОЛОВА

 

Аннотация
В статье показана актуальность идеологии, неправомерность однозначного ее толкования. Отмечается непосредственная связь между отсутствием государственной идеологии в стране и кризисом, в котором оказалась Россия вслед за остальным миром.

Ключевые слова: государство, идеология, мировоззрение, кризис, единство, органицизм, выживание.

Summary
The article shows the modern relevance of ideology, the impropriety of its unambiguous interpretation. The author notes the direct connection between the absence of the state ideology and the crisis in which Russia found itself following the rest of the world.

Keywords: state, ideology, worldview, crisis, unity, organicism, survival.


Соколова Р.И. Сможет ли Россия выжить без идеологии? // Философские науки. 2014. № 1. С. 20 – 30.

Sokolova R.I. Can Russia Survive without Ideology? // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2014. № 1. P. 20 – 30.

 

 

Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит видно,
Да кружит по сторонам.

А.С. Пушкин

 

В политической философии вопрос о том, «как жить сообща», является одним из ключевых, и, пытаясь ответить на этот вопрос, она неизбежно вступает в область идеологии.

Те исследователи, которые видят в идеологии деформирующий опыт сознания, выдвигают на первый план ее негативные коннотации, связанные с представлением об идеологии как об атрибуте несвободных социалистических обществ, а также с понятием «идеологическая борьба». Отказ России от идеологической борьбы, означавший признание ее поражения в холодной войне и, следовательно, зависимого положения, повлек за собой соответственно и отказ от идеологии. В российских научных публикациях почти полностью исчезло упоминание об идеологии, а само слово «идеология» стало как бы ругательным. Поэтому от идеологии стараются отмежеваться и, рассуждая о судьбе российского государства, предпочитают заменять это понятие более нейтральными – идея, мировоззрение.

Впрочем, сегодня более актуальным и популярным является другой подход к идеологии – рассмотрение ее в качестве инстанции, которая обеспечивает интегративную функцию государства как феномена, организующего социальную жизнь. В этом русле работает ряд отечественных ученых. К тому же сейчас склоняется и власть. Президент РФ В.В. Путин наметил основное направление будущей идеологии российского государства в своем выступлении 12 сентября 2012 г. в Краснодаре1. По сути, он призвал всех патриотов России сплотиться в деле укрепления России, в создании ее новой Идеологии.

Некоторые отечественные ученые отмечают непосредственную связь между отсутствием государственной идеологии в стране и кризисом, в котором оказалась Россия вслед за остальным миром.

А.Н. Окара, например, подчеркивает, что кризис обнажил главные проблемы наших дней: смысловую исчерпанность «современного мира», недостаточность Модерна как универсального миростроительного проекта, истощенность нынешней концепции развития человечества, сформированной в лоне западноевропейской цивилизации и откровенную ущербность разнообразных постмодернистских проектов2, которым послушно следовала Россия.

Частым рефреном звучит также мысль о том, что важным фактором, порождающим слабость современной России, является ее неспособность устранить многочисленные нарастающие угрозы, обусловленные отсутствием политического и духовно-идеологического единства как во властвующей элите, так и во всем обществе. Юридически закрепленная идеологическая аморфность российского общества, отказ от корневых культурных ценностей на стратегическом уровне не только не обеспечивают его процветания, но и создают условия для социальной деградации.

Все это свидетельствует о беспочвенности взгляда на сущность идеологии как безусловного зла, возобладавшего в последние десятилетия прошлого века. Действительно, конец XX в. засвидетельствовал крушение в мире большинства идеологий, что позволило выдвинуть тезис о конце идеологии и породило настроения антиидеологизма. Эта теория вступила, однако, в противоречие с реальностью, так как идеология – многомерный социальный феномен, ее корни могут находиться, в том числе, и в самом устройстве государства, в его сущности и культуре, а также в психологических особенностях и ценностных установках народа.

В мире, в отличие от России, идет постоянный процесс совершенствования идеологий, целью которых является не только формирование максимально благоприятного внешнего облика страны, но и навязывание этого облика (и ценностей) другим странам. Отказ России от идеологии вовсе не означает, что и другие страны также отказались от нее. Напротив, такие идеологии, как, например, радикальный ислам и радикальный либерализм, стали главным и эффективным инструментом политической борьбы и защиты национальных интересов. Россия же опять оказалась в положении догоняющей, и не только в экономике и технологиях, но и в общественных науках, т.е. стала аутсайдером как в инновациях, так и в идеологии.

Сегодня речь должна идти не о конце идеологии, а о разрушении ее отдельных форм, об исчерпанности некоторых идейных течений в условиях противостоящих друг другу парадигм: глобализации и многополярного мира, которые, как отмечает В. Волконский, «связываются только с геополитическими и экономическими схемами. Но явно ощущается потребность в формировании соответствующих им идеологий, заполнении остро ощущаемого вакуума в смысловой сфере»3. Иными словами, идеологические аспекты общественной жизни должны стать одним из стратегических направлений исследований и находиться в зоне пристального внимания философского сообщества. При этом необходимо освободиться от одностороннего понимания идеологии как атрибута тоталитарного прошлого и обратиться к ее содержательному пониманию, адекватному российской цивилизации.