• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 2/2014


  ФИЛОСОФЫ СОВРЕМЕННОСТИ
  Юбилейные штудии  
Нелли Васильевне Мотрошиловой – 80!
К ВОПРОСУ О ВКЛАДЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВТОРОВ В РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИИ ПОЗНАНИЯ И НАУКИ
Н.В. МОТРОШИЛОВА

 


 

В 2012 г. была опубликована моя монография «Отечественная философия 50 – 80-х годов XX века и западная мысль»1. Некоторые подготовленные мною материалы не вошли в книгу или были включены в нее в сокращенном виде. Здесь я публикую небольшой текст, который не был включен в книгу, но который можно считать дополнением к разделам по социологии науки2, конкретизирующим вклад отечественных авторов в информирование российских читателей о развитии этой дисциплины на Западе, а также характер их самостоятельных разработок ряда важных аспектов социологии науки.


***

Прежде всего, хочу остановиться на некоторых отечественных коллективных трудах, посвященных исследуемым темам и появившихся в нашей стране в 70 – 80-х гг.

Книга «Социальная природа познания. Теоретические предпосылки и проблемы»3. Я была ее ответственным редактором. Идеи, представленные в книге, находили развитие в отечественной мысли уже в конце 60-х – начале 70-х гг. В книге представлены материалы симпозиума, состоявшегося в Институте философии АН СССР в 1973 г. В его работе принимали участие не только те философы, которые стали позднее авторами книги. Так, в дискуссиях и обсуждении принимал участие М. Мамардашвили; одно из заседаний прошло под председательством Э. Соловьева.

Книга отчасти была данью времени в том смысле, что носила ясно выраженный марксистский характер. Кроме философов из СССР, ее авторами стали зарубежные марксисты А. Козинг, Э. Хаан – из ГДР, И. Зелены – из Чехословакии. Если оставить в стороне неизбежный в ту пору «идеологический орнамент», то содержательный теоретический смысл все же был и состоял он, прежде всего, в обстоятельной и неконъюнктурной проработке несомненного и сегодня вклада Маркса в создание глубокой, многосторонней концепции социальной природы познания вообще, а также научного познания и знания в частности (прежде всего, в статьях ростовских авторов Г.В. Старк, И.В. Ватина, Ю.Р. Тищенко, Е.Я. Режабека). В тот же период подобное осмысление было популярным и в западной литературе.

Определенным знамением этого времени было пристальное внимание отечественных исследователей к историко-философскому материалу – с целью обстоятельно и доказательно раскрыть, во-первых, объективную социально-историческую обусловленность философского познания и философских идей, а во-вторых, изучить саморефлексию философии, так или иначе исследовавшей связь познания и общества в целом, философского познания и социально-исторического развития. В моей творческой жизни эта тематика была профилирующей – начиная от ранней книги «Познание и общество. Из истории философии XVII – XVIII веков» (1969), включая статьи, коллективные труды 70-х годов, книги «Социально-исторические корни немецкой классической философии» (1990), «Рождение и развитие философских идей» (1991), очерк о социально-исторических корнях древнегреческой философии в книге «Работы разных лет» (2005) и другие работы. Хорошо помню, как важны были для разработки этой проблематики постоянные контакты с ростовскими философами (кроме упомянутых выше это были А.Н. Ерыгин, Т.П. Матяш, и, конечно, М.К. Петров).

Хотелось бы добавить, что вышеобозначенное направление в истории философии, так ярко проявившее себя в отечественной философии конца 60-х и 70-х гг., было гораздо менее развито в западной философии того же времени (о классических исследованиях М. Шелера или К. Маннхейма здесь речь не идет). Читающие по-русски западные философы (например, известный немецкий философ В. Хесле, теперь живущий в США, или нидерландский исследователь Ван дер Цвеерде) отмечали, что в систематических исследованиях социальных предпосылок, истоков философии, взятой в ее истории, российские философы имели немалые преимущества перед западной мыслью. Например, фундаментальный, создававшийся четверть века труд Р. Коллинза4 вышел существенно позже.

С сожалением приходится констатировать, что это направление почти не нашло дальнейшего продолжения в отечественной историко-философской традиции. И раз уж философская классика России в этой фундаментальной, более 1200 страниц, книге по существу обделена вниманием (в чем признается сам автор, см. с. 60), то совсем «естественным» для западных работ является отсутствие каких-либо упоминаний и ссылок на предшествующие по времени исследования современных российских авторов.

Разбираемая здесь книга (как и другие публикации этих десятилетий) свидетельствует об активном освоении западной литературы, тематически примыкавшей к нашим исследованиям. Прежде всего, речь в книге шла о западной социологии познания и науки (не только в специальных статьях Л.Е. Хоруца из Липецка, Л.Н. Москвичева, но и в разделах других авторов). В библиографии, указанной в этой книге, западная литература по социологии познания представлена с завидной даже для сегодняшнего дня основательностью: среди работ этого цикла, появившихся на Западе к середине 70-х гг., вряд ли было упущено что-то существенное. И ведь эти произведения, как показывает рассматриваемая книга, были не просто перечислены, а действительно освоены, приняты во внимание в их позитивном проблемном значении. Специальная проблема, которая нас далее будет интересовать, – вопрос о том, когда именно, в каком объеме, с какими глубиной и самостоятельностью наши исследователи начали работу над освоением западной социологии науки.


Мотрошилова Н.В. К вопросу о вкладе отечественных авторов в развитие социологии познания и науки // Философские науки. 2014. № 2. С. 106 – 114.

Motroshilova N.V. On the Question of Russian Authors’ Contribution to the Development of the Sociology of Knowledge and Science // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2014. № 2. P. 106 – 114.