Философские науки – 8/2015


  РОССИЙСКИЙ СОЦИУМ.
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
  Социологический мониторинг  
СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА:
ВИДИМЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
Л.А. ЛЕБЕДИНЦЕВА,
Р.Х. САЛАХУТДИНОВА,
И.А. БАРУЗДИН

 

Аннотация
Статья посвящена анализу процесса модернизации в Санкт-Петербурге. Современный город рассматривается как результат многоуровневого социального конструирования. Анализируются показатели первичной, вторичной и интегрированной модернизации применительно к данному региону. Рассматриваются отдельные аспекты городского пространства Петербурга как мегаполиса. Обосновывается его роль как российского региона с позиции системно-синергетической теории. Делается вывод о перспективности развития креативных кластеров как новых форм организации городской социальной среды.

Ключевые слова: социология города, социокультурное развитие, социоэкономическая модернизация, инновации, системно-синергетический подход.

Summary
The article is devoted to the analysis of process of modernization in St. Petersburg. The modern city is considered as a result of multilevel social designing. The authors analyze the indicators of primary, secondary and integrated modernization in relation to this region. They consider separate aspects of city space of St. Petersburg as megalopolis, its role as Russian region from a position of the system and synergetic theory, and draw the conclusion about prospects of development of creative clusters as new forms of the organization of urban social environment.

Keywords: city sociology, sociocultural development, socioeconomic modernization, innovations, system and synergetic approach.


Полный текст

Лебединцева Л.А., Салахутдинова Р.Х., Баруздин И.А. Социокультурное развитие Санкт-Петербурга: видимые перспективы // Философские науки. 2015. № 8. С. 80 – 94.

Lebedintseva L.A., Salakhutdinova R. Kh., Baruzdin I.A. Socio-cultural development of St. Petersburg: visible prospects // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2015. № 8. P. 80 – 94.

 

 

Уникальность Санкт-Петербурга заключается в том, что он является самостоятельной административной единицей – регионом, и в то же время городом. Во всех статистических изданиях Санкт-Петербург как субъект Российской Федерации представлен отдельно от своей области. На наш взгляд, это обстоятельство предоставляет дополнительные возможности для исследователя. Социокультурные и социоэкономические характеристики городского пространства позволяют рассматривать его как отдельную, локальную, сложноорганизованную и целостную общность. Понять особенности города-региона как пространства взаимодействия, его уникальные и особенные черты, проблемы и перспективы развития – цель данной статьи.

Город как объект изучения

Социологические исследования сферы городской жизни были предприняты еще в работах классиков – М. Вебера, Г. Зиммеля, Ф. Тенниса, представителей Чикагской школы (Р. Парка, Е. Берджесса, Р. Макензи, Л. Вирта). Интересные исследования были проведены Н.И. Кареевым, Ж. Ле Гоффом, Ф. Броделем. Затрагиваемые ими проблемы касались разных сторон жизни города, однако и по сей день общепринятой социально-философской концепции описания феномена города не существует.

Город как историческое явление уже изначально отличался большим разнообразием всех сторон жизнедеятельности. Уровень организации современного общества позволяет рассматривать факт урбанизации как процесс повышения роли городов в развитии общества. В похвальных описаниях городов в античной литературе слово «urbs» было обозначением наиболее важных сторон культуры города. Специальные социологические теории города рассматривают его как единицу, ячейку более крупного социального организма, которым является то или иное общество, мыслимое как государство. Как часть конкретно-исторического общества, город воспроизводит целостные общественные структуры, элементы и отношения всей системы целостного социального организма.

Э. Дюркгейм в развиваемой им теории разделения общественного труда отмечал, что профессиональное разделение труда – основа урбанизации и прогрессивного развития общества, неизбежный и магистральный путь истории. Из дюркгеймовской теории наиболее актуальны в нашем случае два положения: город как уплотнение пространства жизнедеятельности и интенсификация взаимодействия; и город как новая форма социокультурной интеграции, как переход к обществу другого типа. Согласно М. Веберу, причины возникновения и последующая логика развития городов могут быть различными. Но в целом можно отметить, что они подчиняются экономическому, политическому, культурному и т.д. пространственно-временному влиянию в условиях того общества, в котором находятся (в зависимости от времени рассмотрения это могут быть древние, античные, средневековые и другие города; в зависимости от пространства – восточные, западные и др.). При этом город нельзя рассматривать по какому-то одному признаку – экономическому или политическому, поскольку, удовлетворяя экономическим требованиям, город может не соответствовать политико-административным требованиям, и наоборот. Городская община обладала множественностью характеристик, и «не каждый “город” в экономическом смысле, и не каждая крепость… в политико-административном смысле, были “общиной”».

В городе как новой социальной организации появляются и качественно новые формы объединения людей, в основе которых лежат изменения в производстве, в частности появление рационально организованного экономического хозяйства. Здесь уже не природа как естественное окружение влияет на формирование отношений по принципу «свой – чужой» (связанность на основе кровных уз, родственных связей), а человеческие отношения начинают создавать свою социальную среду – социальную и символическую связанность, конструируя и трансформируя ее (например, общность членов одной организации, профессиональная идентичность и т.д.). Еще Ф. Теннис писал о разнице между общностью (сельской общиной) и обществом (городской, общественный тип ассоциации людей) в основном благодаря наличию формальной рациональности во втором случае. Развитие сначала ремесленной деятельности, затем мануфактурного производства, а впоследствии и крупного машинного, приводит к установлению иных взаимосвязей с природой, нежели это было в случае с сельским хозяйством. Механизм капиталистического способа производства в условиях города в корне отличается от аграрного производства в феодальном хозяйстве в деревне. Постепенное развитие экономической деятельности все менее напрямую зависит от естественного природного окружения, и все более нуждается в искусственно созданной среде, под которой понимается рынок. Хозяйственные отношения, созданные на основе рациональных, утилитарных принципов ведения дел, где априори предполагается наличие товаров и денег (экономического обмена), могут существовать только там, где есть рынок. Природное, естественное окружение человека в этих условиях необходимо лишь опосредованно, а не непосредственно.